воскресенье, 30 марта 2014 г.

Легенда о Дереве и Путнике

Носков Федор 
Лицей № 2 (Тула)
То был человек среднего роста, хорош лицом, мускулист. Шагал он медленно, но уверенно, зная, что впереди его что-то ждёт. И действительно, стоило пройти ему ещё немного, как он увидел Дерево. Ствол был мощен, ветви бесконечно стремились вверх. Корни уходили глубоко вниз. Дерево не притязало ни на воду, ни на пищу. Оно просто росло. Плоды никогда с него не падали. Веками висели они на нём. У основания они были плотные, тяжёлые.
Путник сорвал один из них. Но тот оказался кислым, жевать его не было возможности. То был плод прошлых веков, он отвращал Путника.
Тут подошёл ребёнок. Он был одет в кусочек шкуры мамонта, который дали ему его родители. Он жаждал научиться высекать огонь, охотиться, ловить рыбу. Попробовав плод, он поднял с земли две палочки и начал тереть их друг о друга. Вспыхнула искра, палочки возгорелись.
Потом подошёл эллин с рабом. Дерево наклонило плоды им более юные. Эллин, попробовав один, просветился. Он начал осознавать свою смертность, силу своего разума и мудрости. Он попытался узреть истоки мироздания и его законы. Раб же попробовав того же плода, выплюнул его, откашливаясь. Он не желал и не хотел знать того, чего знал его господин. Он был рождён подле скота и не желал большего.

Исчез эллин, исчез и его раб. Прибежала толпа людей. Одни были арапы, другие – варвары. Арапы начали срывать плоды и есть, варвары же построились странным образом: одни срывали плоды и ели, другие не ели, а оттесняли остальных от дерева, третьи пытались пробраться через толпу вторых, четвёртые даже не пытались.
Арапы и варвары исчезли. Появилось множество людей, бедно одетых, с усохшими лицами. Тут же пришли люди богато одетые. Головы их были венчаны коронами. Тяжёлые огромные плащи несли за ними пажи. Прежние худые люди отошли от дерева, уступая им. Правители подошли к Дереву и отстранили своих подчинённых. Они начали есть плоды, не подпуская к ним никого. Пажи их побежали в толпу и рассказывали там, страша люд правдой об их тиранах. Неимущие тряслись от страха, и когда кто-то из правителей смотрел на них, они падали ниц, целуя землю, по которой ступали их властелины.
Все исчезли. Перед Путником возникло множество людей, самого разного происхождения, самой разной национальности, самых разных культур. Они безжалостно ели плоды дерева. Им нужны были знания, но они сами не знали зачем.
Путник отошёл. Он устал смотреть на неизвестных ему людей. Он давно знал и воспитывал это Дерево, он – его зачаток, он – его творец, он – его блюститель, он – его всё. Он создавал его для себя, он рос вместе с ним, он никогда не отрекался от него, он создал его для знаний, а что он получил? Его дерево истощают… То, что раньше было просто необходимо, теперь едят без меры. Что это? Он обернулся.
Дерево всё более и более наклоняло свои ветви. Люди тянулись к нему.
Но тут одни начали отделяться от остальных. Они возвысили себя и вновь не подпускали людей к Дереву. Те, кто к нему подходили, либо сбегали, либо исчезали. И люди перестали к нему стремиться. Дерево оставалось в покое, никто не хотел к нему приближаться. Потом вдруг нахлынула новая волна стремящихся. Снова начали есть, есть, есть его плоды.
Всё исчезло, осталось лишь дерево. Путник подошёл к нему и обратился:
- Я твой творец! Здравствуй!
- Приветствую тебя, мой создатель! – ответило ему Дерево.
- Что ты делаешь? Почему даёшь свои плоды всем? Лишь самые древние из тех, кто здесь был, могли использовать их только во благо.
- Эти люди все нуждались во мне. Могло ли я им отказать?
- Но почему эллину ты дало одно, рабу – другое, арапу – третье, варвару – четвёртое, правителям – пятое, подчинённым – шестое?
- Во всём они нуждались по-разному. Одни хотели знать философию, другие – ничего, третьи - как можно лучше жить, четвёртые – воевать, пятые – как править, шестые – как подчиняться.
- Но не думало ли ты, что всем нужно всё? Чем раб хуже господина, а варвар – арапа?
- Они сами творили себя. Я им давало всё, они брали, что хотели. Каждый достоин быть самим собой. Раб достоин быть рабом, а эллин - эллином.
- Но почему ты – моё творение – по-разному любишь меня? Ты меньше любишь меня, как раб, и больше, как эллин.
- Я люблю тебя и как раба, и как эллина. Как раб ты меня любишь меньше, чем, как эллин.
- Но почему ты больше любишь правителей, чем подчинённых?
- Правители больше любят себя, чем подчинённых. Они срывают с меня то, что дорого им, и не дают срывать то же самое своим подчинённым.
Вдруг все вернулись. Поднялся неистовый крик толпы.
- Дерево, молчи, ты не право! – кричали все в один голос.
- Рабы обозлились на нас из-за тебя! – кричали эллины.
- Подчинённые обозлились на нас из-за тебя! – кричали правители.
Пришли рабы.
- Прочь! Прочь! Прочь! – закричали они эллинам.
Пришли подчинённые.
- Прочь! Прочь! Прочь! – закричали они правителям.
Рабы подошли к дереву.
- Ты виновато в том, что мы рабы! Ты не давало себя нам! Рубить тебя!
Подчинённые подошли к дереву.
- Тебя не давали нам, потому что ты не хотело! Рубить тебя!
Встал Путник.
- Безумные! Вы ли решили хоронить это творение? Одумайтесь! Оно было создано для вас, вы же его не приняли, вы отреклись от него, ваши родители отреклись от него, родители ваших родителей отреклись от него! Так виновато ли дерево в том, что оно не дало для вас своих плодов? Это вы его не приняли! Та лень, тот огонь, который пожирал вас, родителей ваших и родителей ваших родителей, не дал вам этих плодов. В том не виноваты ни господа, ни правители, в том виноваты вы!
Ушёл Путник. Дерево начало увядать. Медленно все плоды его сгнили прямо на ветвях, листья почернели, а ствол ещё стоял. Ударила в него молния, разлетелись искры прекрасным фейерверком, огонь поднялся, красное пламя начало пожирать его ветви. Ветер поднялся, унося пепел сухих листьев, травя всё деревянную душу. Огонь стёр с лица земли одно из величайших творений – это Дерево. Огненный столб стремился к небу, какие-то люди ещё метались под ним. Их нисколько не пугало то, что творилось, им было всё равно. Трещала древняя кора под мощью гневного огня, всегда и всюду преследовавшего путника. Корни, зарывшиеся в землю, горели, словно пламя не боялось земли. Горящий его ствол упал на траву. Пламя старалось объять всё.

Комментариев нет:

Отправить комментарий