пятница, 19 апреля 2013 г.

Ведь мы…что мы…

Приз зрительских симпатий в нашем конкурсе был не только приятным, но и символичным. Два билета на спектакль "Рядовые" Тульского театра юного зрителя  вполне заслуженно получил Антон Герасимов, автор эссе "Образование и информатизация". Организаторы конкурса искренне благодарят руководство театра за поддержку нашего конкурса.
Выступление Антона на финальной встрече было артистичным - зрители это оценили. Мы попросили Антона написать о своих впечатлениях о спектакле и теперь предлагаем познакомиться с его зрительским мнением. 
Ю.Иванова


Получив билеты в ТЮЗ 26 марта в качестве приза зрительских симпатий на конкурсе «ЯиобразованиЯ», я был весьма доволен: ведь билеты-то были на спектакль «Рядовые». Драматическую балладу. А так как я уважаю подобный жанр, то вопрос «идти – не идти» не стоял ни минуты. И я пошёл.
Далее последует моя рефлексия по поводу данного похода. Я не театральный критик и не слишком опытен по части рецензий, однако, стандартный анализ увиденного и немного сторонних размышлений вы получите. Уж не обессудьте, если утомлю. Итак…
Премьера спектакля «Рядовые» по пьесе А. Дударева состоялась в тульском ТЮЗе 5 мая 2009 года. Кажется, тогда, в один из предпраздничных дней, я впервые увидел эту постановку. Тем приятней было пересмотреть её снова, убедиться, что она жива, интересна, качественно и с душой поставлена и играется уже не первый театральный сезон!
Заходя в зрительный зал, обращаешь внимание на колоссальные декорации – плод кропотливой работы художников. Именно здесь, на фоне развалин крепости XII века, всё и происходит…
Действие разворачивается в последние дни Великой войны, уже на германской территории. Совсем скоро Красная армия возьмёт Берлин, и враг капитулирует. Но пока боевые действия в самом разгаре, а их участников терзают конфликты внутренние…
Основная тема пьесы заключена в вечном противостоянии Добра и Зла, комплексном конфликте, который является непреложной константой в этом мире. Действующие лица условно поделены мною на две группы: отождествляющие собою стремление к Миру и Порядку, и конвертированные войной в представителей некоей переходной страты между Добром и Злом – об этом позже. А сейчас скажем о том, что I действие спектакля пущено на очерчивание этого самого конфликта, тогда как II – на пути выхода из него.
Итак, есть Порядок, и есть Хаос. Добро и Зло.

Мне очень импонирует персонаж Петро Дервоед – актёр Михаил Головко с таким напором и эмоциональным накалом воплощает этот образ, что веришь ему, понимаешь мотивацию этого героя, его философию. Дервоед – представитель Порядка. Это выражается в его видении войны: «Начинать войну против другого – воевать с самим собой». Его идеал – равновесие, однако он знает ему цену: хочешь мира, готовься к войне. Что характерно, он не очерствел душой, несмотря на мытарства, каковые он претерпевает на своём жизненном пути. Он признаёт наличие Конфликта, принимает его. Он единственный из центральных героев пьесы, кто остаётся в живых, возможно потому, что его «уже убили»…
Соляник (играет Максим Авдеев) ищет Порядка через пацифизм. И погибает, ибо пацифизм уместен вне войны, тогда как во время её открываются все грани человеческой жестокости и тёмные стороны человеческих душ, пацифизм же в таком случае приводит к гибели. Образ Матвея – образ мученика, одного из миллионов, недаром автором дано ему библейское имя.
Другим представителем Порядка является старшина Дугин. Его антагонизм с Буштецом – ярчайший тому пример. Он сражается доблестно, при этом стараясь сохранить человеческое лицо и наставить на путь истинный Сергея. Его последние слова – слова любви к жене, Вере. Это яркая черта характера персонажа.
Лида стремится к Миру через любовь. Её нерастраченный потенциал матери и жены беспокоит её. Лиде хочется мирной и спокойной жизни, детей. Именно поэтому она оставляет Буштеца: мир, покой, дети – всё это теперь не его стихия. Лиду же война не очерствила, не убила в ней ни гуманистического, ни женского начал. Она опекает Одуванчика именно по этой причине. И именно по этой причине с Сергеем ей «холодно»…
Единственным представителем «противоположной стороны» выступает Сергей Буштец (воплощён Евгением Кашиным). Война вытравила из него практически всё светлое. Сергей обозлён и склонен к агрессии. Что ж, война меняет и в эту сторону тоже.
В довершение, отмечу: все сюжетные линии раскрыты максимально, нет «не дотянутых» ролей, сцен. Постановка являет собою превосходный образчик качественного современного спектакля, повествующего о событиях прошлого до боли актуально в настоящем.
…Сидя в зрительном зале во время спектакля, я задумался. Крепко задумался. Видя реакцию подрастающего поколения на сложные по эмоциональному накалу сцены, слыша непрекращающееся хихиканье в крайне драматические моменты, начинаю сознавать: начнись война сегодня, нет у меня никакой уверенности в том, что мы бы выиграли её, увы. Или так всегда кажется? Ведь мы…что мы… Мы смеёмся везде, всегда, по любому поводу. Смеёмся в моменты, когда описываются зверства оккупантов и ужасы войны. Мы смеёмся, когда один из персонажей находится в секунде от расстрела сослуживца. Нам смешно и непонятно, когда мы видим потерявшую рассудок женщину, обезумевшую от горя, которая всё повторяет: «Приезжай к нам, солдатик…», в село, испепелённое врагом. Это нездорово, товарищи и господа. Это «клиника». А апофеозом всего этого служит нецензурный комментарий, отпущенный кем-то из зрительного зала по поводу одного из эпизодов. Довольно громко, чуть ли не во весь голос. И весь зал смеётся снова, смеётся чудовищному хамству – а тот только и рад стараться, привлёк внимание! Как актёрам удаётся держать при этом игру на столь высоком уровне – для меня загадка. Полагаю, профессионализм помогает абстрагироваться…
Публика мешает актёрам играть, публика не смотрит на сцену, а если и смотрит – то ничего не понимает из того, что на ней разворачивается. И если, глядя на превосходную игру труппы, я понимаю, что театр не умрёт никогда, - то сомневаюсь, не «вымрет» ли его зритель. Не в смысле количества, а в смысле качества. Знаете грустную историю: Феллини, стремительно потерявший популярность, как то сказал Сергею Бондарчуку: «Мой зритель умер». В данном же случае залы полны, но в то же время зритель теряет способность воспринимать всё, что хоть сколь-нибудь сложнее «Теремка» по сюжетному наполнению. Хочу снова подчеркнуть стоическую игру актёров, невозмутимо играющих драму на сцене при зашкаливающем проценте шума и отсутствии отдачи в зрительном зале.… И поблагодарить режиссёра-постановщика, что всё ещё решается на риск – постановку подобных произведений – и притом ставит их отменно… 

Антон Герасимов

Комментариев нет:

Отправить комментарий